9.06.2021

Косметическая химия: что важно знать

Чтобы выбрать косметику для работы, косметологу обычно приходится перепробовать продукцию далеко не одного бренда. Процесс может быть ускорен – при условии, что косметолог разбирается в косметической химии и может проанализировать состав выбираемого препарата.
  421 7 0


Данне Монтегю-Кинг, доктор биохимии и фармакологии, основатель DMK (Лос-Анджелес, США)


 

Секреты-секретики 

Формулировка «секретная формула» всегда являлась одним из рычагов успешного продвижения на рынок средств по уходу за кожей или телом. Начиная с 1970-х годов производителям косметических средств позволяли хранить в тайне свои «торговые секреты» и не раскрывать их даже правительственным организациям, контролирующим экспорт и импорт. Действовало также неписаное, но широко используемое правило: указывать на упаковке фиктивные наименования компонентов с целью предотвращения копирования продукта конкурентами или вообще не перечислять некоторые активные ингредиенты в формуле. Общераспространенным был и следующий принцип: если содержание некоего компонента меньше 3%, то указывать его на этикетке не обязательно.

 

Спустя годы ситуация радикально изменилась. Средства и процедуры по уходу за кожей лица и тела становились все более эффективными, и производители прилагали все усилия, чтобы получить максимум выгоды от очень нечеткой и модной словесной формулировки «космецевтика».

 

В собственной практике я десятилетиями балансировал на узкой грани между медициной и косметологией и, положа руку на сердце, могу сказать: в том, что сегодня во всем мире (особенно в Евросоюзе) мы наблюдаем ужесточение контроля над используемыми косметическими средствами, есть и моя заслуга. Когда ты пишешь множество статей в течение 40 лет и читаешь лекции о том, что следует использовать для эффективных результатов в лечении кожи, тебя обязательно заметят – в том числе и фармацевтические производители, которые игнорировали нас, «людей от косметики», десятилетиями. В последние годы фармкомпании внезапно осознали, что они могли бы заработать больше денег, если бы некоторые ингредиенты в средствах по уходу за кожей и телом были классифицированы как «лекарство или препарат, разрешаемые к продаже в аптеках без рецепта». Первыми в эту категорию были отнесены средства для загара, а затем – большое количество растительных ингредиентов, использование которых в настоящее время запрещено в средствах по уходу за кожей (правда, если только они не лицензированы как лекарственный препарат, продаваемый в аптеках без рецепта). Эта тенденция сильно усложнила жизнь и работу производителей профессиональных косметических средств, представителем которых являюсь и я. Сегодня мне приходится проводить огромное количество времени в лаборатории, занимаясь изменением рецептуры препаратов, с которыми я работал годами, получая при этом хорошие результаты, – только потому, что теперь некоторые из ингредиентов, входящих в их состав, я не имею права использовать. К счастью, в мире растений и лекарственных трав существует огромный выбор заменителей «запрещенного ингредиента», с аналогичным или похожим воздействием на кожу. Любой опытный ботаник или фитотерапевт знает это и может вырваться вперед, опередив медленно действующие бюрократические государственные агентства.

Но разработать, переработать или скопировать рецептуру не так уж легко. Новые нормативы требуют наличия документации об используемых ингредиентах и их поставщиках, о безопасности этих материалов и результатах их испытаний, о процентном отношении используемых ингредиентов и даже о фазах производственного процесса шаг за шагом! Так что в современном косметическом мире спрятаться за формулировкой «секретная формула» или «коммерческая тайна» не удастся: производители вынуждены предоставить государственным органам собственные формулы и могут только молиться, чтобы чиновники не скопировали их на диск, не взяли домой и не передали третьему лицу, владеющему косметической компанией или работающему на нее!

Крупные бренды, присутствующие на рынке долгое время и занимающие прочные позиции, могут позволить себе не относиться серьезно к такой ситуации. Некоторые производители в качестве защиты от копирования выбирают для себя такой путь, как создание всесторонних образовательных стандартов по использованию их продукта в профессиональном лечении. В этом случае, даже если конкурент успешно скопирует продукцию, для воспроизведения концепции и методологии лечебных протоколов могут потребоваться долгие годы и дополнительные инвестиции. Такие компании рассматривают свою продукцию лишь как инструмент в серии процедур, которые имеют много переменных в зависимости от состояния кожи пациентов. Достаточно тяжело осуществлять копирование, используя подделки одного или двух продуктов.

 

Но самый потрясающий, на мой взгляд, факт, который делает заботу о «секретности» формул бессмысленной, является то, что Интернет сейчас полон самых разных рецептур. Сегодня мы можем зайти в Сеть и найти формулу чего угодно! Многие поставщики сырья и ингредиентов вывешивают образцы формул на собственных веб-сайтах, указывая при этом исходные вещества и компоненты.

 

Кроме того, все используемые в производстве косметики ингредиенты должны быть зарегистрированы в реестрах Евросоюза или FDA. Например, в США есть библиотека Ассоциации производителей косметических, гигиенических средств и парфюмерии, которая предоставляет список всех ингредиентов, которые можно легально использовать в рецептуре, а также данные о его безопасности. Допустим, если мне доведется экстрагировать неизвестное до сих пор растение, добавить его экстракт в крем, при этом не указав его в составе на этикетке продукта, то я очень рискую, ведь, если кто-то узнает об этом, я потеряю все и буду вынужден прекратить свою работу. А мои конкуренты всегда ищут нечто подобное, чтобы сообщить официальным агентствам! Так что в современном мире понятие «секретная формула» больше не актуально и никак не защищает продукцию от копирования.

 

А как насчет патентов?

Патенты выдаются на многие категории – есть даже «патент на образец» для определенной упаковки, которая может отличаться от какого-либо другого дизайна. Лично я скептически отношусь к использованию слова «запатентованный» в отношении любого средства по уходу за кожей и телом. Объясню почему. Когда ты патентуешь формулу, которую никто, кроме тебя, не создавал (что с каждым годом сделать все сложнее), она становится доступной для любого конкурента, который захочет просмотреть эту формулу в реестре патентов. И в случае использования ингредиентов из лекарственных трав и растительного сырья – а, как я уже говорил выше, есть много родственных растений, которые обладают аналогичными свойствами, – все, что вашим конкурентам нужно будет сделать, чтобы безнаказанно вывести на рынок аналогичный продукт, – заменить один или два компонента из вашей разработки! Вы, конечно же, можете легально оспорить это. Однако в США, например, срок действия патента составляет всего 10 лет, после чего его действие необходимо продлевать (в Украине максимальный срок действия патента на изобретение – 25 лет, без возможности продления. – Прим. ред.). При этом вы будете находиться в постоянном стрессе, пытаясь защитить «свое», поэтому я никогда не пытался запатентовать что-либо.

 

Кроме того, на мой взгляд, худшим проявлением неэтичной рекламы является использование на упаковке или в рекламе продукта фразы «подана заявка на патент». Цель этого – заверить покупающую публику в том, что данная продукция является в какой-то степени особенной и революционной. На самом же деле, единственное, что означает эта фраза, – это то, что компания-производитель подала заявку на патент. Кто угодно может подать заявку!

 

От идеи до воплощения

Путь к созданию нового препарата всегда очень длинный, и начинается он с рождения идеи. Сначала идея представляет собой не более чем абстрактную фантазию, затем на ее основе разрабатывается формула или образец. На этих этапах ученые работают со смешанными вручную образцами, и только потом налаживают системное производство.

После того как все это будет сделано, приходит черед для разных технических норм, различных во всем мире: например, производитель озадачивается вопросом, в какую категорию должны попасть активные ингредиенты, используемые в его препарате, – в категорию средств лекарственных, отпускаемых в аптеках без рецепта, или косметических? Этот шаг может стать кошмаром и обычно заканчивается попытками ученого изменить состав лекарственных формул, чтобы он соответствовал нормам или чтобы «повернутые» на экологичности активисты, которые беспрестанно бегают и бездоказательно кричат, что все вызывает рак, не пугали этим продуктом покупателей.

Затем в процесс вступают управленцы – люди, которые собаку съели на изучении Интернета и справочников в поисках ингредиентов, которые в ближайшем будущем потенциально могут быть названы «чрезмерно эффективными» и попасть в категорию лекарств или медицинских препаратов. Дополняют эту команду маркетологи, которые постоянно наседают на ученого-разработчика, требуя все новых и новых чудодейственных формул, которые позволят бизнесу развиваться быстрее.

Затем мы переходим к подбору поставщиков ингредиентов. Пептиды, белки, растительные экстракты и другие «вкусняшки», использующиеся в косметическом продукте, могут соответствовать или не соответствовать правилам и предписаниям, налагаемым Евросоюзом или Федеральным управлением США по контролю качества продуктов питания, напитков и лекарственных препаратов (FDA). Экстракт ромашки можно купить во многих местах, но при этом у одного производителя он будет дешевым и неэффективным, а у другого – с точностью до наоборот. Материалы, которые хорошо известны своим высоким качеством и эффективностью, обычно дороги, поэтому большинство компаний используют один или два высокоактивных ингредиента и пытаются снизить конечную себестоимость продукта, используя более дешевые компоненты для основы препарата. Распространено мнение, что основа, или неактивный ингредиент, не имеет значения, что должны учитываться лишь активные составляющие. Но это неправда. Многие так называемые инертные ингредиенты выступают в синергии с активным ингредиентом – либо как прекурсоры, либо как часть эффективной системы «доставки в кожу». Даже консерванты могут воздействовать на кожу положительно, уничтожая на ней ничтожное количество бактерий или грибков, хотя их основная работа, конечно, заключается в защите продукции и продлении срока ее годности. Все перечисленные этапы необходимо отрегулировать до того, как продукция попадет к потребителю, – вместе с разработкой упаковки и рекламных кампаний, учебных пособий и т. д.

Тесты на стабильность, как и независимые лабораторные исследования, проводятся для определения макробактериальных потенциалов косметического продукта. Для косметических средств клинические испытания не требуются, но рекомендуется рассылать образцы, чтобы профессионалы могли работать с ними до запуска в производство – это позволяет избежать массы проблем в будущем. Большинство результатов «клинических испытаний», графики и диаграммы, используемые в рекламе (например, заявления, что крем Х увеличивает уровень увлажненности кожи на 85% через 28 дней использования), предоставляются косметическим компаниям поставщиками сырья и ингредиентов.

 

Натуральность под вопросом 

Что касается натуральности косметики – тренда, сегодня агрессивно насаждаемого средствами массовой информации, – могу сказать, что первую такую кампанию «охоты на ведьм» я пережил еще в 1960-х, когда считалось, что практически любой химический препарат, если он не получен из «натурального источника», вызывает рак или оказывает другое воздействие, угрожающее жизни.

Когда речь идет о том, что лаборатория должна использовать при производстве косметики только органические растения или экстракты трав, выращенных без пестицидов и т. д., то в идеале такая лаборатория должна была бы иметь свою собственную ферму, чтобы на сто процентов быть уверенной в том, что сырье произведено в соответствии со всеми принципами настоящего органического земледелия. И в конечном итоге стоимость этого процесса следовало бы предать гласности.

Конечно, сегодня уже есть достаточно большое количество органических ферм, выращивающих растения традиционным способом, без использования современных достижений химии. Но как при этом решать проблему с микробами и бактериями? И существует ли достаточное количество государственных и правительственных агентств с необходимым количеством инспекторов, которые могут регулярно контролировать заявленные свойства продукции органического земледелия? Последнее только зарождается, и впереди у него длинный путь, а косметическая индустрия не может позволить себе ждать до тех пор, пока все будет на 100% органическим и свободным от бактерий. Так что сегодня разговоры об абсолютной натуральности и органичности в большинстве случаев не более чем маркетинговый трюк.

Кроме информации о фиктивной «натуральности», сегодня в рекламе широко используются слова «не содержит парабенов, сульфатов и фталатов», которые должны внушить, что это средство превосходное и полностью натуральное. Только очень небольшая часть из самых любознательных зайдут в Интернет, изучат официальные токсикологические отчеты и увидят, что парабены и другие опальные ингредиенты не оказывают реального токсического действия. Большинство же людей верят, что это плохие и вредные вещества, иначе зачем бы производитель о них умалчивал?

Из-за такого настроения покупателей многие косметические компании, включая и мою, вынуждены изменять рецептуры своих препаратов таким образом, чтобы они не включали эти «плохие» ингредиенты. Например, я провел целый год, мучаясь над поиском заменителей консервантов, и подготовил несколько «трюков», о которых знает (пока) не очень много людей. Я изводил своих химиков и частные испытательные лаборатории, с которыми сотрудничал, боясь дискредитировать собственные продукты, которые прекрасно работали в течение многих десятилетий. В результате мы сделали изменения, и, кажется, они достаточно эффективны. Если же время покажет, что измененные препараты работают хуже, чем раньше, тогда – назад, к тому, что работало.

В конце-концов, я подозреваю, что лет через пять вся эта «возня» вокруг парабенов, консервантов и сульфатов подвергнется жесткой критике, ведь, как ни крути, заменители этих веществ не справляются с микробактериями так же хорошо, как проверенные и настоящие парабены, а большинство растительных ингредиентов, поступающих от производителей сырья, переполнены бактериями. Вот почему многие крупные компании, реализующие свою продукцию без рецептов, например Revlon и Estee’ Lauder, не спешат изменять свои формулы – безрецептурная продукция гораздо чаще подвергается судебным разбирательствам, чем более профессионально контролируемые средства в частном клиническом секторе.

Я недавно беседовал с сотрудниками нескольких независимых испытательных лабораторий, и они выразили обеспокоенность «ростом бактерий», который мог быть вызван ажиотажем вокруг «полностью натуральных продуктов». Правда состоит в следующем: абсолютно натуральный продукт создать можно, но хранить его придется в холодильнике, а использовать – в течение примерно двух недель. Соедините это с местом производства, хранением до продажи, доставкой и содержанием на складах оптовиком и затем в месте продажи конечному потребителю – этот срок в разы  превышает две недели возможного использования. И с точки зрения маркетинга это просто кошмар.

 

Резюме

Знание ингредиентов – это прекрасно, и я призываю каждого врача повышать свой образовательный уровень настолько, насколько они могут усвоить эти знания. И если вы готовы к этому, то, возможно, вам пригодится следующий план:

 

  1. Определите основное действующее вещество, чистоту и эффективность активных ингредиентов (как они экстрагированы и обработаны).
  2. Узнайте, каковы его свойства. Если это экстракт растения, то каково его действие в сравнении с другими растениями с аналогичными свойствами (ведь многие растения содержат такие же витамины, минеральные вещества и обладают активными ферментативными свойствами, при этом некоторые из них являются более эффективными, чем другие).
  3. Узнайте, какая часть растения или органического вещества используется: корни или листья, масла или высушенные растения целиком?
  4. Выясните, работают ли активные ингредиенты в синергии с другими компонентами препарата. Зачастую ингредиенты могут «спорить» между собой (в некоторых случаях это может быть кислотная основа против щелочной), поэтому я подозрительно отношусь к любому продукту с огромным количеством «активных ингредиентов», указанных на упаковке.
  5. Содержится ли в составе чрезмерное количество «популярных, новомодных» ингредиентов? Клетки кожи реагируют только на те химические элементы, которые они распознают, то есть использование огромного количества кератинизирующих ингредиентов, таких как ретиноиды, дезориентирует клетки кожи и усиливает защитные механизмы, которые могут быть реактивными по отношению к коже.
  6. Не сходите с ума по поводу ингредиентов, обладающих свойствами «пилинга»: все они в каком-то смысле кератолитики, но при этом одни являются щелочными, а другие – кислотными. Помните: кислота делает твердыми омертвевшие клетки, в результате чего они становятся хрупкими и удаляются с эпидермиса, в то время как щелочи смягчают их и фактически приводят к мгновенному отслоению. Смесь ингредиентов и время использования продуктов в таком случае играют важную роль. Недопустимо, чтобы обычные продукты содержали эти ингредиенты – средства с формулами такого типа должны назначаться профессионалом.
  7. Изучите используемые в продукте системы доставки и помните, что они не зависят от внешних ингредиентов, в частности пептидов, – они зависят от фракционирования воды/масла (или увлажняющих агентов, таких как диметил сульфоксид, ДМСО) и являются очень деликатными и недешевыми для производства. Все вещества, которые могли бы быть настоящими наночастицами, следует считать системными. Пока, даже несмотря на современные и перспективные нанотехнологии, главным является вопрос, где окажутся наноингредиенты в конечном итоге? Кровеносная система представляет собой нашу собственную систему доставки, и она может быть лечебной или летальной, в зависимости от того, что введено.

 

Чтение этикеток должно стать автоматическим процессом для любого косметолога или практикующего врача.

 

Если вы руководствуетесь вышеуказанными простыми правилами и проверяете ингредиенты по Интернету или справочникам, а затем применяете логику и ваши знания по гистологии кожи, вас не обманет и не разочарует ни один продукт, независимо от того, какими бы чудесными и эффективными не были заверения производителя. И помните: продукты – это всего лишь инструменты. При лечении кожи концепция ее коррекции является более важной, чем используемые средства. Профессиональное лечение также должно имитировать природу и все естественные функции кожи.

Хорошим примером послужил бы пластический хирург, обучающий группу слушателей подготовительных курсов при медицинском колледже. Он бы не держал свой скальпель над своей головой и не рассказывал бы о нем в течение двух часов, ведь скальпель – это лишь его инструмент. Вместо этого он бы обсуждал свои методы: диссекцию тканей, технику шва, расположение жировой ткани и мышц и т. д. Косметологи, которые стремятся к реальным, долговременным результатам, вне зависимости от выбранных методик лечения, должны думать таким же образом и никогда не зависеть от каких-либо аппаратов или продукции.

 

Впервые опубликовано: Les Nouvelles Esthetiques Украина, №2 (78), 2013


косметическая химия, химия для косметологов
Оцените материал
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы голосовать
В избранное
Добавлено
Поделитесь материалом
Комментарии
Войдите или зарегистрируйтесь
чтобы комментировать

Другие материалы по теме
Алгоритм обследования трихологического пациента Своевременная и грамотная диагностика – основа успеха решения любой проблемы в эстетической медицине. Рассмотрим методы диагностики и эффективность протоколов лечения трихологических пациентов.
Аутоиммунный тиреоидит: возможности применения инъекционных методик Болезни щитовидной железы считаются одними из самых распространенных хронических заболеваний в целом и среди эндокринных заболеваний в частности. Какие инъекции можно таким пациентам и можно ли?